Платье победителя полуфинала конкурса «Україна має талант!» травести-дивы Урсулы обошлось в 21 тысячу гривен!

Україна має талант Діти

На весь наряд ушло 120 метров шелка. Восемь шлейфов этого ярко-красного дизайнерского шедевра закрыли едва ли не половину сцены! Исполнительница восточных танцев Алла Кушнир, попавшая вместе с Урсулой в финал талант-шоу телеканала СТБ, заявила, что во время выступления на ней было колье, которое приносит удачу



Телеканал СТБ показал в прямом эфире последний — пятый — полуфинал народного конкурса «Україна має талант!». Победил 22-летний Артем Семенов из Кривого Рога, выступавший в образе травести-дивы Урсулы. Он обладает великолепным сопрано — высоким женским голосом. Артем блестяще исполнил очень сложную песню «Адажио» из репертуара известной канадской певицы Лары Фабиан. Шлейфы его платья покрывали почти полсцены. К тому же, не отвязав их, Артем-Урсула не мог и шагу ступить, поэтому пел, стоя на одном месте. Более роскошного наряда, пожалуй, ни на ком из 50 полуфиналистов не было.



Наряд Урсулы весит около 40 килограммов



Сколько ткани понадобилось, чтобы пошить платье для Урсулы? — задаю вопрос руководителю службы стиля телеканала СТБ Ольге Слонь.



Ой, очень много. Ткань — натуральный шелк — обошлась в 21 тысячу гривен. Сколько заплатили за пошив, еще не знаю. Надеюсь, дизайнер Тарас Краскин, у которого мы разместили этот заказ, выставит счет на умеренную сумму. Вообще, такие наряды за пару дней не шьются. Но Тарас со своими мастерами справился за четверо суток. Он пошутил: «Если я и мое ателье не загнемся, то тебе это будет стоить миллион долларов». Я еще хотела, чтобы в нижней части платья был каркас. Но времени на его изготовление не хватило бы.



На пошив платья ушло 120 метров натурального шелка, — рассказал «Фактам» дизайнер Тарас Краскин. — Причем закупили так называемый тяжелый шелк. Легкий воздушный шифон использовали только для пошива восьми шлейфов. Общий вес наряда — килограммов 35-40. Мое ателье изготовило сценические костюмы почти для всех полуфиналистов. Порой приходилось работать с восьми утра до двенадцати ночи. Скажем, белый китель офицера для поющего охранника Сергея Сиваша пошили непосредственно в день телеэфира. Но все же наряд Урсулы оказался самым трудоемким и сложным: много ручной работы, причем драпировку лифа приходилось выполнять чуть ли не по наитию, без примерки. Огромные куски ткани следовало бы раскраивать на фабрике, а не в ателье. Но мы справились.



Как вы себя чувствовали в платье весом около 40 килограммов? — задаю вопрос Урсуле.



В нем даже дышать тяжеловато, но оно мне очень, очень нравится — такого великолепия я еще ни разу не надевал.



На вас был парик?



Нет, что вы! Это мои волосы, но к ним прикрепили шиньон, чтобы прическа стала длиннее.



Что вы почувствовали, когда Оксана Марченко объявила о вашей победе?



Признаюсь, для меня это было неожиданно. А что чувствовал? Было очень приятно. Потом Оксана обняла меня, поздравила. Я благодарен ей — у нее взгляд особый, действует успокаивающе, помогает справиться с нервами.



Если выиграете в финале миллион гривен, на что их потратите?



Вложу в свое творчество и куплю квартиру. Сейчас в Киеве снимаю жилье. Работаю в ночных гей-клубах и на корпоративных вечеринках. Наряды выбираю себе сам. Часто делаю заказы другу, который живет в Париже. Обожаю духи «Шанель». Два-три раза в неделю посещаю салон красоты. Прическа, маникюр, педикюр — за всем очень тщательно слежу.



Не могу назвать себя ни геем, ни транссексуалом, ни бисексуалом. Я просто ищу близкого человека, на которого откликнулась бы моя душа. В данный момент у меня такого человека нет. И вообще никогда не было. Любовники были, а вот любви… Когда у меня спрашивают, кто тебе нравится, я отвечаю: «Я натуралка, мне нравятся мужчины!». Как говорит мой друг-психолог, я на 90 процентов женщина, а еще десять процентов просто так остались. Наверное, он прав. У меня много друзей — как девушек, так и парней. Со всеми нахожу общий язык.



Вспоминая о своем детстве, Артем рассказал:



В девять лет в моей жизни произошло чудесное событие. Мы с мамой пошли в церковь на молебен, и я услышал пение церковного хора. Мама договорилась со священником, чтобы меня взяли певчим. Летом, когда школьники разъезжались, я все свободное время проводил при хоре или в паломничествах по святым местам. Как правило, распорядок дня был очень насыщенным. В шесть утра мы вставали, шли на службу, затем трапезничали, убирали за собой, беседовали о Боге, а потом пели… Церковная атмосфера и окружающие люди пришлись мне по душе. К тому же ко мне все очень хорошо относились — ценили талант, что ли. Мне так нравилось служить, что я даже был пономарем (помощник священника. — Авт.)! Потом в музыкальном училище стал учиться на регента (руководитель церковного хора. — Авт.), параллельно пел в кафедральном соборе.



После музыкального училища Артем поступил на вокальное отделение Львовской консерватории. Но там будущей травести-диве пришлось нелегко: работы не было, родители, люди небогатые, помочь не могли. Бросив учебу, Артем подался в Киев.



По словам певца, образ Урсулы возник сам собой. То, что в детстве выглядело как смешное переодевание в мамину одежду, разукрашивание лица ярким макияжем, со временем переросло в нечто более серьезное. Это была уже не игра. Истинная суть Артема настойчиво искала выхода.



Родители к моей ориентации относятся уже нормально, — рассказывает Артем. — Они у меня люди простые: папа работает в карьере, а мама — в детском саду кладовщиком. Им тяжело понять, кто такие травести. Они просто смирились. С девушками я никогда не встречался, даже не испытывал к ним влечения. Для меня понятие любовь — это нечто возвышенное, родство и единение душ. Но чаще случается так, что садишься с человеком, разговариваешь, а он — пустое место. В гей-клубах мне часто предлагают интим, спрашивают: «Сколько тебе заплатить, чтобы мы поехали отдохнуть, хорошо провели время?» Но я отказываюсь — я так не могу. Поэтому организаторов в ночных клубах всегда прошу прикрепить ко мне во время выступления одного-двух охранников.



«Тренировался с гипсом на руке»



По результатам голосования зрителей второе место заняла исполнительница восточных танцев 24-летняя Алла Кушнир из Николаева, третье — харьковская брейк-данс команда «Аш-блест» (шестеро парней, великолепно танцующих брейк). Жюри предстояло выбрать, кому присудить путевку в финал. Слава Фролова отдала свой голос «Аш блесту», Игорь Кондратюк и Влад Яма — Алле.



На мне было колье, которое приносит удачу, — рассказала танцовщица. — Мне его подарила сестра три года назад, когда я впервые стала вице-чемпионкой мира по восточным танцам. Ну а еще один гораздо более важный «талисман» — моя племянница Алла Смышляева. Ей восемь лет. Она с моей мамой была в зале среди зрителей. В отборочном туре шоу «Україна має талант!» мы с Аллой выступили вместе. Жюри тогда решило, что в полуфинал прохожу только я. Своего рода реванш племянница взяла месяц назад — стала чемпионкой мира по восточным танцам среди детей в возрасте до 11 лет.



А вот Алла-старшая увлеклась культурой Востока в 19 лет, учась на втором курсе Одесской юридической академии. Брала частные уроки танцев у мастера в США. А затем занималась самостоятельно. Оказалось, у девушки талант. Алла начала выступать на соревнованиях. В последние три года побеждала на чемпионатах Украины по восточным танцам, на чемпионате мира и Европы выигрывала вторые места. В Николаеве Алла Кушнир открыла школу восточных танцев. Среди учениц — племянница Алла-младшая. Кстати, самой юной ученице пять лет, самой старшей — сорок пять.



На Востоке я известна публике, танцевала даже перед арабским шейхом, — говорит Алла. — Хочу, чтобы обо мне узнали и в Украине. Если выиграю миллион, потрачу деньги на создание центра восточного танца.



Соперничавший с Аллой за выход в финал танцевальный коллектив «Аш блест» запомнился зрителям не только зажигательным брейком, но и тем, что на отборочном туре талант-шоу в Харькове самый младший участник коллектива 15-летний Тимур Бабич сломал руку. Ребята подбросили его, паренек должен был приземлиться на ноги, а получилось — на руку.



В результате — открытый перелом правой руки, — рассказал «Фактам» Тимур. — Сломанная кость прорвала кожу. Вот видите, на руке след остался (подросток показывает шрам). В больнице врачи говорили, что понадобится операция — нужно было соединить кость металлической пластиной. Но очень хороший доктор Сергей Михайлович Спузяк сложил кости без операции. В гипсе я пробыл с 8 марта по 20 мая. Тренироваться начал дома уже через две недели после перелома — очень хотелось выступить в полуфинале. Врачи запретили давать нагрузку на травмированную руку еще месяца два-три. Поэтому на репетициях держал ее на животе, упражнения выполнял, опираясь только на левую руку. Она стала такой же сильной, какой раньше была правая. В полуфинале я вышел на сцену вместе со всеми.



Врачи были категорически против того, чтобы сын так рано возобновил тренировки, — рассказывает мама Тимура Ирина Александровна. — Но он же мужчина, не должен сдаваться, поэтому я сказала: «Если считаешь, что тебе это надо, наша семья сделает все возможное, чтобы ты продолжил выступать в талант-шоу». Во время подготовки к полуфиналу я была с сыном в Киеве. Мне пришлось немного повздорить с коллективом: ребята хотели было оградить Тимура от нагрузок, мол, будь на сцене, но ничего не делай. Тут я взорвалась. И своего добилась — Тимур продемонстрировал несколько «коленец». Но, конечно, в полную силу танцевать ему пока рано.



Сергей Иваницкий, Игорь Осипчук



«ФАКТЫ»



Язык оригинала