PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Дмитрий Танкович: «Я не влюбчивый!» | Україна має талант Діти
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InRhbGFudC5zdGIudWEiIHNyYz0iLy9wbGF5ZXIudmVydGFtZWRpYS5jb20vb3V0c3RyZWFtLXVuaXQvMi4wMS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC5taW4uanMiPjwvc2NyaXB0Pg==

Дмитрий Танкович: «Я не влюбчивый!»

Україна має талант Діти

Дмитрий Танкович — умный, молодой, забавный, юморной и чертовски привлекательный холостяк. У него пока нет времени стать отцом, но ко встрече со своей единственной он уже готов.

Как получилось, что ты попал в КВН?

Не планировал ничего, все получилось само собой. Совершенно случайно. Начали играть. А скоро я понял две вещи: во-первых, больше ничего не умею делать, а во-вторых, мне это нравится. Так, пошло-поехало. Помню свою первую игру… Обычно, первое всегда хорошо запоминается. Это было еще в школе. Мы тогда очень радовались победам, каждый триумф отмечали, правда, без тяжелых алкогольных напитков… но было много легких. Кстати, практически сразу осознали, что хотим заниматься этим серьезно.

Ты молод, в хорошей форме, почему так рано оставил КВН?

Спасибо, очень сомнительный комплимент после восьми часов переезда на автомобиле. КВН — это не только искусство, но и спорт. Игра имеет возрастные ограничения. Понятно, что официально их нет. Но… нам уже, достаточно сложно было бы, в хорошем смысле, скакать на сцене рядом с молодыми — с теми, у кого горят глаза. Но самое главное — это то, что приходилось бы думать: «Сейчас отыграем, а вечером надо будет пойти где-то заработать пару миллионов долларов».

Как у тебя развиваются отношения с Лилией Ребрик?

Прекрасно развиваются. Мы дружим и не переступаем черту ни на сцене, ни за сценой.

У тебя были фавориты в проекте «Танцуют все!»?

Да. Ничего не понимаю в танцах, хотя были танцоры, которые нравились. Естественно, все преимущественно женского пола, но это нормально. Я ведь развитый молодой человек с выраженными вторичными половыми признаками.

Ты можешь рассказать о близких, которые остались в Минске?

Почему нет? Моя мама не аферист, а брат — не наемный убийца. У меня хорошая семья. Мать работает на заводе Минского производственного объединения вычислительной техники начальником лаборатории. Мамуля золотой человек: ездит на дачу, помидорчики, огурчики сажает. Всегда хочет накормить меня всем, что было выращено на огороде. А брат занимается своим маленьким бизнесом, несмотря на то, что говорят, мол, в Белоруссии это невозможно.

Ты не жалеешь о том, что переехал в Украину?

А надо? Мне нравится Украина. Здесь минское спокойствие. Хотя, наверное, меня вряд ли тут поймут, когда я говорю, что в Украине есть покой… И в то же время, московское желание зарабатывать деньги. Поэтому все совмещается.

Ты перед первым прямым эфиром садился на диету или занимался спортом?

Меня сводили в салон перед первым эфиром и подстригли. Сейчас стрижку уже не видно, да? Надо заново идти, я схожу. А так, чтобы принципиально что-то делать или заниматься… Очень неожиданно узнал, что буду работать на «Танцах». Прилетел в Киев, пошел на кастинг, а на следующий день мне уже сказали: «Пойдем в кадр». Все, что успел из диеты — вечером не поел в тот день.

Слышала, что ты коллекционируешь кепки. Это правда?

Да, их у меня много. Недавно привез из Минска классную кепку — белорусской национальной хоккейной сборной. В домашней коллекции есть очень хорошие кепки. «USA California» — первый импортный вариант. Она и самая дешевая, и дорогая для меня.

У твоего друга Евгения Сморигина недавно родился сын. А ты не хочешь стать отцом?

Может, и у меня рождаются где-то дети, а я не знаю этого… Нет времени на это сейчас. Жду, когда почувствую, что надо… и тогда все случится молниеносно. Будет за окном весеннее солнышко светить, подумаю: «Пора!» И тут же… Правда, так и будет.

Какие девушки тебе нравятся?

Следующий вопрос будет: «А тебе нравится Лиля Ребрик?» Сразу скажу: такие, как Лиля. Главное, покладистые, добрые и чтобы не мучили вопросами.

Ты с кем-то встречаешься?

Да, с журналистами.

А есть девушка, с которой ты поддерживаешь романтические отношения?

Не скажу!!!

Ты смог бы жить с женщиной, которая зарабатывает больше, чем ты?

Это все зависит от пары. Мечтаю так жить, чтобы не ходить на работу. Лежал бы дома и ждал жену. Не знаю, сколько бы моя половинка выдержала, но я — долго (смеется).

Ты будешь изменять своей супруге?

Если жена будет зарабатывать больше, чем я, — тогда нет. Странный вопрос. Не хотел бы, наверное, но никто не застрахован. Могу сказать: «Нет, ни в коем случае». Но как будет на самом деле, не знаю.

Ты влюбчивый?

Сейчас я не влюбчивый. Но в детстве даже трудовика своего любил за глаза.

Расскажи о своей первой любви?

Созваниваемся периодически. Она в Америке живет. Второй любви еще не было.

С чего начинается твое утро?

Как у любого нормального человека — с желания расколотить будильник. Потом иду в душ, заряжаю телефон… И на работу. В последнее время даже не успеваю позавтракать, потому что сон дороже, чем еда. А обычно, что есть в холодильнике, то и готовлю быстро. Например, рис научился по-особенному варить. Особенность в том, чтобы кастрюлю после приготовления не приходилось мыть.

Как ты себе представляешь свое утро в старости?

Это через два года? Сейчас мне 32… Я еще молод, свеж, умен. В старости мечтаю жить где-то на море, сидеть в кресле-качалке и смотреть фильм: «Старик и море».

Язык оригинала
Юлия Иванова
«Блик для женщин»