Оксана Марченко: «Я абсолютно простой человек»

Україна має талант Діти

Уже второй сезон шоу «Україна має талант!» является самым
рейтинговым телепроектом. Мы спешим домой, чтобы стать свидетелями
того, как обычные люди превращаются в звезд. Чтобы вместе с ними
плакать и смеяться от души. Открытием в рамках этого проекта стала и
Оксана Марченко, известная телеведущая. Стрижки, джинсы — ее новый
образ кардинально отличается от того, который мы привыкли видеть на
экране и глянцевых обложках раньше. Какая же она в жизни? Узнавайте из
первых уст!

ДО: Оксана, в прессе часто публикуются ваши интервью. И каждое
из них сопровождается фотосессией c новым неузнаваемым
образом…

ОМ: Неузнаваемость мне на руку. Я могу не волноваться, что меня узнают
на улице. Это позволяет избегать проблем, связанных с повышенным
вниманием окружающих.

ДО: Вы рассуждаете так, испытав «издержки»
популярности?

ОМ: Популярность — колоссальное испытание для любого человека. И ничего
хорошего она не сулит. Если хоть раз подумаешь, что представляешь из
себя больше, чем другие люди, то тебе — конец. Ты обрекаешь себя на
тяжелую болезнь, выйти из которой можно, ударившись головой, в прямом и
переносном смысле. Если меня не будет на телеэкране, я спокойно это
переживу. Сейчас делаю свою работу и считаю, что выполняю ее хорошо. А
фотосессии и интервью — часть этой работы. Ведь людям интересно знать
об артистах, телеведущих чуть больше. Вспомнит ли кто-нибудь о ведущей
Оксане Марченко через 10 лет — это как Бог даст. В нашей жизни все
быстротечно. Я могу реализовываться и в другой сфере.

ДО: В какой именно?

ОМ: 9 лет назад я увлеклась строительством и архитектурой. У нас
семейный строительный бизнес, в котором я участвую как дизайнер,
архитектор, менеджер. И мне очень нравится эта сфера деятельности. Ведь
она тоже связана c творчеством: архитектура — созидание красоты.
Несколько лет назад я говорила мужу, что хотела бы уйти с телевидения.
Потому что уже реализовала проект, которым горжусь и который во многом
изменил меня, — это программа «Имена». Но требования телевизионного
рынка далеки от интеллектуальных проектов. И мне приятно, что шоу, в
котором я участвую сейчас, — не пустое, а социально значимое. Оно дарит
хорошие эмоции и прививает зрителю хороший вкус.

ДО: Было неожиданно видеть вас в кадре с короткой стрижкой.
Потом оказалось, что вы не обрезали cвои длинные волосы, это была
укладка!

ОМ: Действительно, волосы укладывались, и создание такой прически
занимало более 2 часов. Мне приходилось вставать в 5 утра, чтобы к
началу съемочного дня укладка была похожа на стрижку. Но больше это
было похоже на мучения.(Смеется). Потом мы перешли на парики из
натуральных волос. Длинные локоны — это более гламурный образ,
«тяжелый» для телекартинки. Люди должны видеть во мне равного себе
человека.

ДО: Но вы всегда ассоциировались с гламуром…

ОМ: Кто как хочет, так и воспринимает меня. Никого не хочу
переубеждать. Потому что это бессмысленное занятие. Обо мне часто
говорят, что я жена богатого мужа, значит, такая-растакая. Я абсолютно
простой человек. Ровня всем тем, кто приходит на проект «Україна має
талант!». И я этого не стесняюсь. На модных тусовках чувcтвую себя не в
своей тарелке. Вот там нужно играть, быть актрисой, изображать особые
манеры.

ДО: Раньше вы ездили на шопинг в Париж…

ОМ: Это неправда. Я не ездила за границу на шопинг. Единственный раз
был, когда готовила «Шоу Оксани Марченко». Мне срочно нужны были легкие
простые платья, потому что шить мы не успевали. Я отправилась с
подругой итальянкой в Милан. И это было единожды. На кастинги шоу
«Україна має талант!» покупала одежду в киевских бутиках и торговых
центрах, как это делают все наши женщины.

ДО: Любите ходить по магазинам?

ОМ: За границей могу зайти в бутик, но для меня не это является целью
поездки. Когда семьей были в Париже, то о шопинге не было и речи. Мы
водили детей в Лувр, и это было более впечатляюще, чем Диснейленд!
Когда вышли из Диснейленда, сын сказал, что Набережная в Ялте круче.
Даже в нашей стране уже не составляет труда найти развлечения. А вот
развивающих музеев и выставок для детей очень мало. За границей мы
водили детей в Политехнический музей, где они увидели, как растет
тростник, как из него потом производят сахар и другие продукты питания.
Это же невероятные объемы знаний! Причем ребенок может ко всему
дотронуться, попробовать, свободно перемещаться. За знаниями следует
ехать за границу!

ДО: Вы ставите детям себя и мужа в пример: мол, смотрите, чего
мы добились?

ОМ: Никто не знает, достигли мы чего-то или не достигли. Детям я всегда
говорю, что они — свободные люди, и когда вырастут, у каждого будет
свой путь. Но моя задача — сформировать русло их реки, которая потом
вольется в океан жизни. Я хочу, чтобы они могли преодолевать любые
трудности и всегда оставались порядочными людьми.

ДО: Если говорить о школьных отметках, в этом вопросе есть
контроль и требования?

ОМ: Конечно, есть и контроль, и требования. Отсутствие ответcтвенности
начинается с того момента, когда родителям все равно, что происходит с
их детьми в школе. Мы платим деньги за образование, значит, ребенок
должен отвечать за свои успехи и неудачи. Я очень требовательная
мама.

ДО: К чему ваши дети проявляют интерес?

ОМ: Сын увлекается компьютерными технологиями. Он даже вошел в команду
профессиональных игроков Counter Strike. Я, наверное, как многие мамы,
против-
ник таких игр. Мы разрешили сыну проводить за компьютером 2 часа в
неделю. Но поскольку он очень ждал соревнований, я разрешила ему
принять в них участие. Не хочу, чтобы сын подумал, что может подвести
других ребят из команды.

ДО: Наверняка он гордится своей мамой!

ОМ: Я не обсуждала с ним эту тему. Cейчас у Богдана начался переходный
возраст. Недавно он подошел ко мне и сказал: «Мама, давай не огорчать
друг друга. Давай
разговаривать!» Я всегда призываю детей: «Не надо ссор и агрессии.
Давайте разговаривать, слушать и слышать друг друга!» Слушать и любить
— других рецептов для понимания быть не может.

ДО: На кухне вы готовите?

ОМ: Я практически не ем. Поэтому со мной проблем нет. (Cмеется). Как у
многих занятых людей, у нас есть помощница на кухне. Но недавно я
сделала детям салат.
Даша сказала мне: «Мама, такого вкусного салата я никогда в жизни не
ела». Если делаешь что-то с душой, тогда у тебя все получается. Когда я
училась в институте, то была поведенной на кулинарии, пекла
тортики.

ДО: Как проводите время на отдыхе — активно или
пассивно?

ОМ: Обычно мы проводим отпуск в походах, на экскурсиях, морских
прогулках. Наши дети легки на подъем. Не закатывают cцен и не
капризничают, поскольку знают, что в следующий раз их не возьмем. Мы
стараемся делать все возможное, чтобы они познавали мир вместе с нами.
Они у нас бойцы, а не плаксы! (Улыбается).

ДО: Прямой эфир — это стресс. Представляю, сколько людей,
cудеб, радостей и разочарований вы пропустили через себя. Что помогает
не терять эмоционального самообладания?

ОМ: Честно? Ничего не помогает. В этом году тяжело отходила после
кастингов, cлишком много людей в них принимало участие. И конечно,
приходили разные личности. Многие относились к участию в съемках, как к
вопросу жизни и смерти, — или все, или ничего..
.
ДО: Наверное, многие обращаются к вам с мольбой о помощи? Вы
помогаете?

ОМ: Стараюсь помочь всем, кто просит. Но не люблю рассказывать об этом.
Что касается проекта, то там не может быть никаких мольб и просьб. Это
абсолютно честная программа, в ней невозможны никакие манипуляции. Тем
более что все зависит от зрительского голосования. Международная
аудиторская компания следит за каждым голосом!

ДО: Но возникают личные симпатии на проекте?

ОМ: Поскольку я долго провожу время с участниками, то так или иначе у
меня возникают симпатии. Конечно, я становлюсь необъективной, начинаю
больше болеть за человека, а не за его талант. Поэтому хорошо, что
право выбора за зрителем.

ДО: Следующим проектом будет «Х-фактор» — песенный конкурс. Но
сейчас на всех телеканалах только то и делают, что поют…

ОМ: Но ничего похожего на «Х-фактор» еще не было! Это вокальное шоу
номер один в мире. Смотрите и вы увидите!

ДО: Вы счастливая мать, ведь у вас и сын, и
дочь…

ОМ: Да, но мало. (Смеется). Женщина должна понимать, что ее богатство и
духовный сан — это дети. Ведь мужчина лишен возможности родить, кормить
грудью. Хотелось бы, чтобы общество перестало формировать из
беременности и наличия маленьких детей проблемы. Даже если женщина
рожает ребенка без мужа — это прекрасно! И то, что мать не защищена
сегодня, — катастрофа общества. Диктатура со стороны мужчины
позволительна, потому что он добытчик? Пора изживать эти стереотипы!
Только у счастливой женщины вырастают счастливые дети.

ДО: В вашей семье политические взгляды совпадают у всех ее
членов?

ОМ: Мы не общаемся на эти темы. У меня свои убеждения, а у мужа свои, и
это не обсуждается. Люди всегда переживают сильные эмоции, связанные с
харизмой лидера. Но я думаю, лучше переживать за финалистов шоу
«Україна має талант!». Это более благодарно.

ДО: Если бы вам предложили возглавить партию, согласились бы на
это?

ОМ: Я пока не готова заниматься политикой. Это часто грязь и обман.
Если ты идешь туда, то изначально знаешь, что будешь врать одним,
разводить других и изворачиваться перед третьими. А если не будешь идти
по лживому пути, то ничего не добьешься. Дорога в политику выстлана
обманом избирателей. Так происходит в любой стране. Если кому-то
удалось реализовать что-то для своего народа, то таких единицы, и они
вошли в историю. Я же не люблю врать.

ДО: Что вас может растрогать до слез или
рассмешить?

ОМ: Я смеюсь, когда хожу с детьми на мультики. Однажды они мне даже
сделали замечание: «Мама, ты громче всех смеялась. Люди смеялись над
нами, а не над мультфильмом». (Смеется).

«Домашний очаг»

Язык оригинала