PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InRhbGFudC5zdGIudWEiIHNyYz0iLy9wbGF5ZXIudmVydGFtZWRpYS5jb20vb3V0c3RyZWFtLXVuaXQvMi4wMS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC5taW4uanMiPjwvc2NyaXB0Pg==

Главный сценарист проектов «Україна має талант!» и «Х-фактор» Тала Онищук: «Главное – это искренность»

Україна має талант Діти

Разговор с Талой состоялся в ее уютном офисе, где она, по
собственному признанию, с большим удовольствием проводит вечера. Канал
СТБ Тала считает домом, а работу — главным увлечением. Нам удалось
поймать ее около девяти, чтобы расспросить об «Х-факторе», Британии,
искусстве и честности.

Вы недавно вернулись из Британии. Ездили
изучать опыт постановки «Х-фактора»?

Да. Мы смотрели, как снимается британский «Х-фактор»,
попали как раз на первый съемочный день в Глазго. В основном,
командировка превратилась в подтверждение правильности нашего пути: «О,
а мы тоже так делаем!».

Вы работаете в рамках формата. Сколько места для творчества остается
для Вас как для сценариста?

99%! Есть схема развития, такой костяк, как этапы — есть этап
предкастинга, есть тренировочный лагерь, есть визиты к судьям и потом
прямые эфиры. А все остальное — это мы.

В чем будет специфика, изюминка украинского
«Х-фактора»?

Особенность каждого талант-шоу исключительно в его участниках. И чем
ярче герои, тем интересней проект. Поэтому, если говорить об
особенности украинского «Х-фактора», — то это герои,
которые близки и понятны нам. Это те, за кого будет хотеться
переживать. И я уже сейчас могу сказать, что по составу героев
«Х-фактор» не менее интересен, чем «Україна
має талант!»
.

«Х-фактор» — это совершенно новый уровень телешоу для украинского
зрителя. Чем уникален этот проект для нашей страны?

Все аспекты. Подобного масштаба еще не было. Все прекрасно понимают,
что это не первое песенное шоу в Украине. Но наша задача — сделать его
главным. В «Х-факторе» очень многое зависит от героев,
но также мы уделяем внимание оформлению проекта. Нам важно, кто с нами
работает, кто в судьях, кто ведущий, какой стоит свет, какой мы
используем музыкальный материал. Вот все эти детали делают проект новым
словом. И если все эти детали совпадают, то этот проект становится
событием. Если не совпадают — то он «один из». С масштабностью и
технологичностью сцены такого уровня, как на
«Х-факторе», в Украине еще никто не работал. Мы будем
первыми.

Украинские вокалисты могли наблюдать Вас в составе судейской комиссии
на предкастингах «Х-фактора». Много ли было певцов, от которых «мурашки
по коже»?

В каждом городе был такой человек. Было несколько человек, которые
растрогали меня до слез. Один из них был в Донецке. Были те, под кого
просто невозможно было усидеть. При том, что люди пели акапельно. Но
столько было драйва, энергетики, посыла!

Были ли участники, которые порадовали исполнением незаурядной
музыкальной композиции на кастинге?

Да, к счастью, ура-ура! Мы очень боялись, что будет много повторений по
репертуару, и, в принципе, так и было. В каждом городе человек по 20
пело «Намалюю тобі зорі» Ані Лорак, в каждом городе пели «Варто чи ні»
Пономарева. Но было достаточно много людей, которые выбирали очень
неожиданные песни. Хватало и альтернативы, например, когда вышел
мальчик и спел Radiohead. Были и те, кто пел старые украинские песни,
которые неизвестны широкому зрителю. Были такие, кто выбирал песни из
репертуара Муслима Магомаева. Было много хорошей западной музыки. Было
много джаза хорошего. К счастью, по результатам кастингов я могу
сказать, что у украинской публики вкус развивается в правильную
сторону.

Что посоветуете тем, кого все-таки пригласили на
телекастинги?

Быть собой. И только. Ничто не подкупает так, как искренность,
открытость, то, что я называю «настоящестью». Заблуждение большинства
профессиональных вокалистов в том, что они считают, что нужно показать
голос. Не в голосе дело. Когда вы поете песню, важно понимать, о чем
она, и доносить это. Важно пропускать ее через себя. Потому что зрителя
подкупает не техника, зрителя подкупает эмоция. Это то, что отличает
просто хорошего вокалиста от настоящего артиста. Ни у Леонида Утесова,
ни у Марка Бернеса особых вокальных данных не было. Но это были
исполнители, которых слушали миллионы. Мне очень хотелось бы, чтобы
люди, которые пришли на телекастинг, не старались удивить голосом, а
были гармоничными. Безусловно, в песенном шоу голос — это важно. Но
очень важная составляющая — это эмоции. Если человек искренний, если он
открытый, — это один из самых важных аспектов. К сожалению, не все
понимают, что перед камерой нельзя врать. Камера все видит. И, более
того, камера в этом плане беспощадна. Как только человек начинает врать
— не искажать факты, а врать в эмоциях — это становится так видно! А
фальшью зрителя — увы и ах! — не подкупить.

Многие участники, наверное, просто не могли подобрать «свою»
песню.

Да, было такое. Почему мы на кастинге просили участника спеть вторую,
третью композицию? Мы пытались найти в человеке то, что его. Зачастую
нам это удавалось. Были такие, что вот, ну вроде бы, и голос есть, а
поет — и ощущение чужеродности материала. У многих это шло от зажима.
Когда ну да, волнуются, да, не знают, как себя вести. Зажимаются и не
могут дать ту эмоциональную глубину, на которую они на самом деле
способны. Но мы старались людей как-то успокоить, раскрыть.

Долго ли утверждался состав жюри?

Да, у нас было много проб. Тут очень сложная задача — подобрать
правильное жюри, за которым интересно будет наблюдать, которое будет не
просто сухо оценивать, а будет заинтересовано в каждом участнике. Жюри,
которое сможет на равных конкурировать, и которое сможет в какой-то
момент стать командой. На то, чтобы подобрать все пазлы, мы потратили
порядка трех месяцев. Все люди, которых мы пробовали, — профессионалы,
сами по себе очень яркие, но нам важно было найти людей, которые смогут
подойти друг другу. Которые, с одной стороны, не сдружатся до такой
степени, что не будут конкурировать, а с другой стороны — будут
адекватно друг к другу относится. И смогут друг друга слышать.

У Вас очень большой опыт работы в проектах. Есть ли любимый
проект?

Пока я работаю над проектом — это мой любимый проект. Сейчас мы делаем
«Х-фактор» — я могу сказать —
«Х-фактор» — мой любимый проект. Потом мы будем делать
третьи «Таланты» — и вот на тот момент это будет мой
любимый проект. Когда я делала «Танцуют все!» — это
был мой любимый проект. В нашем графике, и с теми темпами работы,
которые у нас есть, если ты не любишь то, что ты делаешь — очень легко
вылететь из обоймы.

Главный принцип, которым Вы руководствуетесь в
работе?

Когда-то, на вторых «Талантах», когда мы после
днепропетровской программы получили рекордный рейтинг (доля показа была
53%), на наших аппаратных я повесила такую надпись: «Никакой рейтинг не
может оправдать брака в эфире». Для меня самое главное — осознание
того, что мы сделали все, что могли. Хорошо это или плохо — это уже
покажет зрительский интерес. В голове всегда есть понимание того, что
есть идеально хорошо. Идеально хорошо никогда не получается сделать,
всегда что-то мешает. Но важно хотеть это сделать, важно сделать все от
себя зависящее, чтобы произошло именно так. Еще принцип — честность
команды. Я абсолютно командный игрок. В каком-то интервью я говорила,
что у нас лучшая команда в Украине. Вот я горжусь этим. На этих
проектах командная работа решает все. Сам по себе ты ничего не сделаешь
— слишком большой объем. Поэтому, либо ты с командой, — и вместе вы
сила, либо ты один — и ты ничего не стоишь. И основное правило нашей
команды: «Главное — не врать зрителю».

В чем Ваш «икс-фактор»?

Наверное, мой «икс-фактор» в том, что я очень люблю то, что делаю. И,
благодаря этому, я каждый день с удовольствием хожу на работу. Не
всегда отсюда ухожу, кстати, тоже с удовольствием.

Глядя на Вас, по-новому понимаешь слоган «СТБ — ти
вдома»

Да, у меня вон там тапочки стоят, там сменная одежда есть.
(смеется)

На что хватает времени помимо работы?

Вообще, честно — мало на что. Но есть вещи, которым, так или иначе,
стремишься уделять внимание, потому что они тоже помогают потом
работать. Это новые фильмы, новые книги, то, что обогащает внутренний
мир. Вот в этом году у меня пока не было отпуска, но поездка в Британию
для меня стала огромным вдохновением. Я могу сказать, что я отдохнула,
наверное, за весь период работы над «Талантами», за 20
мин в Национальной галерее. Я счастлива, что я туда попала. Я даже себе
купила репродукцию Ван Гога, «Подсолнухи». Был и правда удивительный
момент — я до сих пор не могу понять, на каком уровне это происходит —
какая-то химия. Я пошла в Национальную галерею, потому что я очень
люблю Моне. И вот пока я шла в зал с Клодом Моне, я попала в зал, где
висел Ван Гог. И все — «Подсолнухи» меня захватили. Я 20 минут вот так
вот просидела. Ходила, возвращалась. И когда я вышла из Национальной
галереи, у меня было ощущение вот такой вот наполненности — это такой
очень важный момент. У меня такое после концертов любимых исполнителей,
после просмотра хорошего фильма, — такое ощущение, что внутри что-то
осталось. Вот это, наверное, лучший отдых. Важно переключиться,
отвлечься на какое-то время от того, что ты делаешь. Потому что
возможность дистанцироваться — она потом дает хороший момент для
критичной оценки. Когда ты потом возвращаешься, смотришь — ага, вот это
можно было лучше. Если не переключаешься — ты не видишь этого. Ты
живешь все время в материале и все время корпишь над этим. Ну а лучше
всего переключаться на какие-то очень эмоциональные вещи. "http://media.stb.ua/uploads/public/old/newspost_images/2010/06/18/1276850005_2_448.gif">

Какую книгу последнюю прочли?

Так хочется поумничать, но не буду (смеется). Последняя книга
(я купила ее в Британии) — это книга Джереми Кларксона. Я очень люблю
машины. Это одна из моих ну таких тайных страстей. Ведущий известной
британской программы Top Gear, лучшей, наверное, в мире, программы об
автомобилях написал книгу. И это последнее, что я прочитала. Нет, ну я
до этого еще много чего хорошего читала.

Три слова ассоциации с Британией?

Ну есть событийные какие-то вещи. Но вот если на эмоциональном уровне
— гармония, ритм, открытость. Когда я уезжала из Лондона, было даже
грустно немножко расставаться с городом, потому что как-то неожиданно
хорошо было. То ли я настраивалась, что я еду только работать, а
получилось не только работать. Глазго и Лондон — это города больших
эмоций для меня. И вот, наверное, эмоция — это основная ассоциация с
Британией. Ну а, кроме того, я к Британии очень сильно расположена.
Футбольная команда, за которую я болею — Ливерпуль. Три любимых группы,
которые я слушаю, — это Depeche Mode, The Beatles и Radiohead — все
британские группы. Мне очень тяжело в три слова уместить все, что я
думаю по этому поводу.

Какие у Вас в жизни страсти? Что Вас в жизни вдохновляет, без
чего не можете обойтись?

Чтобы хорошо работать, чтобы чувствовать себя реализованной, вернее,
способной к реализации, мне нужно слушать хорошую музыку, читать
хорошие книги, смотреть хорошее кино. А если говорить об увлечениях, то
это работа, автомобили, футбол.

Телеканал СТБ для Вас — это…

Это дом. Это семья. Я все чаще на вопрос «Домашний адрес?» диктую
«Шевцова,1».

Какое качество Вы больше всего цените в людях?

Честность.

Как Вы считаете, чего не хватает украинскому
телевидению?

Смелости. На самом деле, у нас телевидение уже готово развиваться
дальше и выходить на новый уровень. Но так сложилось, что страшно
отказаться от действующих схем и попробовать что-то новое. Поэтому, мне
кажется, если наберутся смелости люди, от которых многое зависит, в том
числе и на креативном уровне — сценаристы, режиссеры — украинское
телевидение ждет большое будущее. Ольга Гудзь
"http://media.stb.ua/uploads/public/old/newspost_images/2010/06/18/1276850024_2_cool.gif">