«Самое сложное – повторить успех предыдущего эфира», — Тала Онищук

Україна має талант Діти

В ее уютном кабинете на рабочей стене
кто-то из сотрудников маркером написал: «Тала, я тебя люблю».
«Надписи уже пару лет», — смущается молодая начальница. И не
признается, что это признание заслужила от всей своей команды за
жизнелюбие, поддержку и созданную творческую атмосферу.

Никогда не думала, что буду работать
на телевидении. Мечтала снимать кино — «Оскары», «Пальмовая ветвь» и
все в таком духе.
Но на втором курсе устроилась
подрабатывать на телевидение: начинала с офис-менеджера, потом стала
администратором, дальше меня назначили вторым режиссером, позже —
исполнительным продюсером. Несколько лет занималась вот такой
творческо-административной работой, а мне хотелось писать. Как раз в то
время СТБ открывал сценарное агентство, я увидела объявление, отправила
резюме, выполнила тестовые задания и через пару дней уже работала
здесь. Тестовые задания, кстати, были очень объемные: предстояло
разобрать сценарий, предложить новые сюжеты, детализировать сериал. И
я, наконец, занялась драматургией — тем, чем хотела!

Моя работа над форматными шоу началась
с проекта «Танцюють всi». Я, как и все коллеги, смотрела первый
премьерный эфир.
Это была пятница. А в воскресенье мне
позвонил генеральный директор нашего телеканала (в первый и в последний
раз извинился, что тревожит меня в выходной — после этого выходных у
меня не стало (Смеется.) — и попросил помочь ребятам из «Танцюють» по
драматургии. Мне нужно было прописать сюжетные линии по всем участникам
проекта. За три дня! Потом эта разовая помощь плавно переросла в
постоянную, и через какое-то время меня назначили главным сценаристом
этого проекта. После него сразу началась подготовка шоу «Україна має
талант», потом состоялись вторые «Танцюють» и запуск «Х-фактора», и мне
доверили уже руководить ими.

С тех пор у меня год делится на две части — период
«Х-фактора» и период «Україна має талант».

Самое сложное — повторить и превзойти
успех предыдущего эфира. Наутро после удачного выпуска получаешь
телерейтинг, видишь, как все хорошо, и с ужасом думаешь: «Боже, а как
же теперь повторить этот результат?
Что еще интересного
придумать?!» Помню, как непросто было после номера победителя
«Х-фактора» Вити Романченко, в котором одновременно на сцене были
задействованы 260 человек. Выступление получилось блестящим! Казалось,
что выше головы уже не пригнем. А надо! И вот каждое воскресенье после
субботних эфиров мы с творческой группой собираемся и придумываем.
Бывает, ищем удачные идеи и по нескольку часов.

Мне пришлось научиться многому.
Пришлось научиться терпению. Научиться ждать. Научиться учить,
объяснять, доверять, смиряться с чужими ошибками.
Мне
проще было сделать самой. Но это путь в никуда. Когда с тобой работает
двести человек, ты за всех работу не сделаешь. Я себя долго
перебарывала, пока не поняла, что невозможно одной все сразу
контролировать. Помню, как переживала перед упомянутым эфиром
Романченко — столько человек на сцене! А вдруг кто-то что-то забудет,
споткнется, не успеет. Три дня я жила в ужасе, снились кошмары, как
посреди прямого эфира у кого-то из выступающих звонит телефон и вся та
волшебная атмосфера, ради которой проделана колоссальная работа, пойдет
прахом. Но все прошло превосходно, я в который раз убедилась, что моя
команда — это настоящие профессионалы, самые талантливые, самые
креативные!

Я не подарок, и прекрасно это
знаю.
Понимаю, что ребятам иногда непросто со мной. Я
очень требовательна. Это у меня от папы. Делай по максимуму или не
делай вообще — принцип, который он во мне воспитал. И научил вначале
быть требовательной к себе, а потом к другим. Я никогда не требую
большего, чем могу и делаю сама.

Как только у тебя начинает что-то
получаться, наступает период, когда кажется, что ты уже все знаешь, что
знаешь лучше других. И вот преодолеть это состояние мне было
тяжело.
Сознаться себе, что какое-то решение приняла
сгоряча, не обдуманно. Через такое самодурство проходят все: «Я так
хочу, и не спорьте со мной!». Раньше мне нужно было увидеть результат,
чтобы убедиться в собственной неправоте. Теперь, понимая, что совершаю
ошибку, могу «подышать-подумать» и признаться: «Извините, неправа,
давайте обсудим». Надеюсь, становлюсь мудрее…

У меня есть традиция: во время
значимых эфиров в перерыве на рекламную паузу я звоню маме — узнать ее
мнение.
Она — очень объективный зритель, порою подмечает
больше, чем наша съемочная команда. Надо сказать, что мама оперирует
телевизионными терминами уже больше, чем я! И я к ней прислушиваюсь —
живые эмоции, человеческое восприятие важны не менее чем
профессиональный расчет.

Не могу без книг! Не усну, если не
прочту хотя бы пару страниц.
Даже когда ночую на работе,
перед сном листаю сценарии. Отлично понимаю, что книги — это моя
профпригодность: меньше читаешь, меньше словарный запас. Книги и кино
так и остались моей самой большой любовью. Один из самых значимых для
меня — «Крестный отец». Попалась мне книга Марио Пьюзо в тринадцать
лет, я тогда увлекалась приключенческими романами и считала, что
девочки тоже могут быть капитанами корабля. Но если произведения Майна
Рида, Фенимора Купера — это ореол романтики, то у Пьюзо — психология
отношений. Мне было очень интересно погружаться в переплетения судеб и
характеров, анализировать, почему Майкл Корлеоне поступил так, а не
иначе.

В будущем я хочу заняться кино. Об
этом знают все на СТБ, я уже прожужжала всем уши.
Мне
очень хочется делать хорошее доброе кино. Я не собираюсь снимать что-то
революционное, новаторское, менять представление об украинском
кинематографе, как это было в юности — это мечты семнадцатилетних
студентов. К своим 28 годам я поняла, что мир меняешь каждый раз — по
чуть-чуть, пошагово. Что-то делая, ты уже что-то меняешь. Одно событие,
одного-двух человек — а они, в свою очередь, тоже начнут что-то менять
вокруг себя. Об этом и нужно снимать.

О Тале:

Драматург по образованию.

Опыт работы на телевидении 10 лет.

Начинала как сценарист, последние четыре года
руководит проектами «Х-фактор» и «Україна має талант»

Беседовала Виктория Пасичнык