PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InRhbGFudC5zdGIudWEiIHNyYz0iLy9wbGF5ZXIudmVydGFtZWRpYS5jb20vb3V0c3RyZWFtLXVuaXQvMi4wMS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC5taW4uanMiPjwvc2NyaXB0Pg==

Игорь Кондратюк: «Я чемпион по бальным танцам, а Яма не верит!»

Україна має талант Діти

Интеллигентный добряк Игорь Кондратюк сейчас вершит судьбы
всеукраинского конкурса «Україна має талант!».О подготовке к шоу, о
том, что скрывается за пределами телекамер, а также о новых проектах
любимого ведущего мы узнали, встретившись с Игорем в одном из столичных
ресторанчиков.

Игорь, как вы стали судьей «Україна має талант!»?

Пригласил меня Владимир Бородянский, руководитель канала СТБ, он
попросил Александра Ткаченко, генерального директора 1+1, на котором я
веду «Караоке на Майдане», отпустить меня в этот проект. И хотя у меня
не подписан эксклюзивный контракт, но все же понимаю нюансы этого
предложения и очень благодарен Александру за то, что он согласился.
Однако вы не думайте, что жюри не проходило кастинга, и нас тоже
выбирали в несколько этапов. Смотрели и на взаимодействие друг с
другом, и на реакцию на увиденные номера.

Какие просматривали номера?

Разные жанры: клоунов, танцоров, певцов, артистов оригинального жанра.
А вот силачей и дрессуру увидели уже на больших кастингах. Но, кстати,
дрессура в нашей стране оказалась слабая – всего несколько номеров.
Это, наверное, дело не совсем выгодное, да и сложно работать с
животными.

Что вы вообще думаете о шоу?

По-моему, это самый масштабный проект нового сезона, и по затратам в
том числе. Схема была такая: сначала участников отбирала редакторская
группа и режиссеры передачи – это тысячи участников. Затем уже со
сформированным жюри мы ездили по Украине на предкастинги – это шесть
городов, в среднем в каждом городе было 100 человек.

И вот с 3 апреля по пятницам начали показывать по телевизору кастинги
из всех городов, последним будет Киев – 8 мая. Далее – пять
полуфиналов. Задача жюри: отобрать в эти полуфиналы 50 человек. Мы их
разобьем на пять передач. Участники выступают, зрители за них голосуют.
В финальную программу проходит участник, получивший наибольшее
количество голосов от телезрителей. А еще по одному участнику из
каждого полуфинала назовет жюри. В финале победитель получит миллион
гривен. Ну а потом планируется гала-концерт самых интересных
номеров.

Что удивило на предварительном этапе?

Очень холодный Театр оперы и балета в Харькове. Я вообще не знаю, как
там люди работают – такие сквозняки и холод, там все артисты, очевидно,
постоянно болеют. В холле -10 градусов! А люди ходят на работу,
репетируют – кошмар!

А если говорить об исполнителях?

Не хотелось бы раньше времени раскрывать, как сложилась у кого судьба,
ведь несколько передач мы отсняли, и я кое-что знаю наперед. Меня очень
трогают дети, они такие яркие, энергичные, глаза горят – очень
естественные. Приятно удивляют люди, которые много чего умеют и в то же
время ведут себя достаточно скромно. В противовес – мы видели сто-олько
людей с сумасшедшим апломбом… Им не удастся стать никакими звездами.
Они считают себя талантливыми, но большинство из них заблуждается и при
этом ведет себя достаточно агрессивно. Среди них, кстати, встречались и
профессионалы, закончившие эстрадно-цирковую академию и музыкальные
училища, но когда они выходят на сцену, создается впечатление, что они
не для зрителя это делают, а исключительно для себя.

Некоторые номера берут профессионализмом, некоторые
оригинальностью, а если вы видите, что человек недостаточно
профессионален, но номер очень оригинален, что тогда?

Я вам больше скажу: некоторые берут энтузиазмом! Но оригинальность тут
может взять верх над сухим профессионализмом. Перед полуфинальными
концертами все участники проходят дополнительную подготовку, они
занимаются или с режиссерами и хореографами, которых им предоставляет
телеканал, или имеют своих специалистов. А мы в полуфинале наблюдаем за
их ростом, если у них ничего не улучшается, разумеется, мы скажем
«нет». Но если видим улучшения и потенциал, тогда говорим «да».

Спорили ли насчет кого-то с пристрастием?

Особенно горячий спор был, когда мы из 180 человек должны были выбрать
50. Было жалко всех, а самый большой вопрос, который друг другу
задавали: «Нашли ли мы тот талант, который победит?» Теперь знаем точно
– нашли, но кто это – время покажет. Был момент, когда нам не
понравилось происходящее на сцене: исполнитель – не клоун и не артист
разговорного жанра, а народ смеется и аплодирует. Тогда мы решили
прислушаться к залу – он опять поддержал конкурсанта. Позже мы поняли,
что смешить людей – это тоже талант, а мы это обязаны увидеть и
оценить.

Так, когда же можно будет узнать, кого вы назвали самыми
талантливыми гражданами Украины?

8 мая зрители увидят последний кастинг, киевский. На финальный кастинг
приезжали в Киев все те, кому мы сказали «да». Но не все, а только 50
станут полуфиналистами. А с 15 мая – полуфиналы, о которых я уже
говорил.

Вся страна наблюдала за тем, что происходит в кадре, а что
остается за кадром?

У нас так построен вход в зал, что мы людей не видим, конечно, видим
слезы или радость, но не более – даже никаких историй не могу
рассказать. А мы с Владом Ямой и Славой Фроловой, само собой, спорим,
обсуждаем. Пока готовится следующий номер, чтобы повеселить нас и
зрителей, выходят ребята из команды КВН «ЧП» (Минск) – Дима и Женя. Вот
они дают жару, очень смешно. Вы знаете, наверное, мы ничего не видим,
чтобы потом канал СТБ показал фильм про съемки и про закулисье, и всем,
нам в том числе, это было бы в новинку и интересно, так что нет у меня
таких историй.

Как вам в роли судьи?

Все прекрасно, себя ощущаю ответственно. Если честно, это моя первая
роль судьи, лет 20 назад, правда, сидел в жюри двух конкурсов красоты,
но это не то. А вот сейчас пригласили судить «Славянский базар в
Витебске», я согласился, но, боюсь, из-за загруженности в других
проектах может не получиться.

Что для вас сложнее – восхищаться или критиковать?

Критиковать. Я вообще человек добрый. Но поскольку на нас смотрят
телезрители, а участник талант-шоу будет еще и претендовать на главный
денежный приз, то уже приходится отбрасывать свою доброту и говорить
какие-то неприятные вещи.

Не было ли такого момента, что вы хотели свои скрытые таланты
обнажить перед публикой и поразить всех
?

Нет, я уже все, что мог, в жизни перепробовал. А в детстве занимался,
кажется, во всех кружках, которые были в нашем районном центре. Да, я
двукратный чемпион района по бальным танцам, а Яма не верит.

Почему это он не верит?

А потому, что он чемпион Лондона, и ему не понять чемпиона
Каланчакского района. Я ему показывал, как мы тогда танцевали, а он
говорит, что плоховато – ну так это же было давно, в школе! Эх! Я еще
пел в хоре, в ВИА, играл в футбол, занимался в модельном агентстве и
был руководителем театра-студии «Балаган» на физическом факультете
университета.

Как дела у вашего «Караоке»?

Хорошо, меня и канал устраивает – публики много всегда. Нашему народу
нужна именно такая площадка для выступления, где все очень
демократично. У нас же нет ни жюри, ни кастингов.

Бывало ли такое, что из-за усталости от песен на работе вы
выключаете всю музыку дома или запрещаете ее слушать
семье?

У нас дома нечасто звучит музыка. А так как я еще являюсь продюсером
нескольких артистов – это Наталья Валевская, Виталий Козловский и Инна
Воронова (все они победители проекта «Шанс»), то слушаю дома в основном
их музыку, на остальную просто не хватает времени. Это в машине или еще
где-то могу послушать радио или что-то еще, но дома никогда не говорю:
«Стоп – музыка». А вот стоп-телевизор иногда говорю, просто у нас
большая семья, и если каждый включит свой телевизор… это будет просто
невыносимо. Вы знаете, я тут на днях посчитал, что с начала февраля в
субботу и воскресенье дома был только раз. Просто в остальные дни
съемки.

А как же выходные?

В последнее время для меня выходными являются полеты на матчи Кубка
УЕФА с участием киевского «Динамо» за границу. Я ярый болельщик. Вот на
последнем матче на прошлой неделе были в Париже. Как потом выяснилось,
сидели в одном секторе с Саркози, и не поняли, почему так много
фотографируют левее от меня, ведь я сижу здесь! Выбираем обычно не
фан-сектор, а сектор команды соперника – так интереснее.

Кто «мы»?

Мы с женой. Ее покойный папа был мастером спорта по гандболу и стоял в
воротах киевского СКА, а тут еще я такой болельщик, в общем – у нее не
было выбора.

Сначала проект для талантливых певцов, сейчас круг талантов
заметно расширился. Что скажете насчет авторов песен, которые вам как
продюсеру и опытному ведущему хотели бы показать свои
произведения?

Мы уже ввели в «Караоке на Майдане» новую рубрику. Если вы считаете,
что ваша песня достаточно профессиональна – поднимаете табличку с
надписью «Перший хіт». Мы ставим ее, дальше или вы поете или
представляете человека, который сможет ее исполнить. Это может быть
даже Александр Пономарев, если он согласится ее спеть. Но композиции в
основном слабые, и люди недоаранжировывают их, бывают с текстами
недоработки – получается, чаще это неготовый продукт. А принцип там тот
же: опять-таки шанс есть, и все демократично.

Я собирался делать похожую передачу, но она еще не готова, в стадии
доработки, вот пока пробую эту идею в новой рубрике. И вообще я горю
желанием найти «Червону руту-2».

Ну, желаю удачи!

Спасибо, мы даже (открою секрет) собираемся призовой фонд для этого
проекта делать.

Юлия Фролова

Газета «Новая»

Язык оригинала