PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Новая жизнь «гениев из народа» | Україна має талант Діти
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InRhbGFudC5zdGIudWEiIHNyYz0iLy9wbGF5ZXIudmVydGFtZWRpYS5jb20vb3V0c3RyZWFtLXVuaXQvMi4wMS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC5taW4uanMiPjwvc2NyaXB0Pg==

Новая жизнь «гениев из народа»

Україна має талант Діти

Накануне нового сезона «Україна має талант» «Газета по-киевски» выяснила, как дела у «прошлогодних» звезд программы: «песочную художницу» ждет Америка, а милиционера-пародиста — Россия… «На призовые деньги лечу больную девочку» Ксения, на «Джаз-Коктебеле» ваши мультфильмы заполняли паузы и сорвали едва ли не больше оваций, чем музыканты… Как попали на «Коктебель»? Я — поклонник джаза и джазменов еще со времен работы журналистом… Журналистом? Да. У нас был и есть свой журнал «Шоколад»: издавался в Крыму и за рубежом, в Англии. Но в октябре прошлого года из-за кризиса проект заморозили. И как журналист я много общалась с джазменами, и на «Джаз-Коктебель» в прошлом году ездила. И когда теперь пригласили выступить, согласилась с радостью. Там познакомилась с лондонским пианистом Алексом Уилсоном, чудесными музыкантами из Лондона же, группой «Ойва Вой». Правда, что «Ойва вой» были вашими поклонниками еще до фестиваля, после просмотра ролика на сайте YouTube? Да. А я их не знала, к стыду своему. Готовилась выходить на сцену — подходит девушка-мулатка: «О, вау, я ваша поклонница, я вас узнала». Такой шок, чуть выступление свое не пропустила… Теперь дружим. Надеюсь, будем делать совместный проект. Можно сказать, что за рубежом вас знают больше, чем в Украине? Когда мы ехали на «Україна має талант», вообще не рассчитывали на победу: не ожидали от украинской публики интереса к этому европейскому, западному направлению искусства. Думали: не пройдем в Украине — поедем на английское шоу Britain’s Got Talent… Кстати, через год, когда закончатся обязательства не выступать в подобных шоу, мы все-таки попробуем: на America’s Got Talent нас уже пригласили. Поражаюсь, насколько моим творчеством интересуются за рубежом: зовут в Норвегию на похожее шоу. Еще — Германия, Испания, Франция, Швеция, Дания, Мексика, Аргентина, Канада, Катар и даже Япония. Какая-то всепланетная слава! Это очень радует. Но не ожидала подобного: не знаю, заслуживаю ли такого внимания… Говорят, с работой «Время перемен», которую рисовали с закрытыми глазами, вы подали заявку в Книгу рекордов Гиннеса… Да. Долго думали, по какой номинации идти: новаторство, арт (искусство), что-то другое… Никто не регистрировался с песком — новаторство. С другой стороны, не просто песок, а живопись. В общем, подали заявку в нескольких номинациях — пусть решают, какая лучше подходит. Но зарегистрировать рекорд — большая тягомотина и бюрократия: комиссия (из инженеров, медиков, ученых, искусствоведов) собирается около полугода. Им надо все проверить, нет ли нигде подвоха. Так что ждем: пока соберутся, приедут… Вы говорили, что решились на проект, чтобы вылечить девочку, которая лежит в коме. Получив миллион гривен, удалось ей помочь? Дело даже не в деньгах, которые мы, конечно, из приза для нее оставили: наши доктора за нее браться не хотят. Запущенный случай: Ника Фесенко родилась здоровой, но ей внесли золотистый стафилококк — инфекцию, которой в роддомах и в помине быть не должно. Факт замалчивали — мама простая, без связей: переживет… Роддом работает по сей день? Да — ничего ведь не докажешь. А в три месяца ребенок впал в кому — стафилококк достиг мозга и развился менингоэнцефалит. Если бы признали, что занесли стафилококк, своевременно стали лечить, то ребенка вывели бы из комы. Но девочке скоро год и месяц, а она до сих пор в коме — ее не лечили. Перевирали все МРТ, анализы, хотели показать, что она — как овощ, даже дышать не может. Но я брала девочку на руки, выносила гулять — она открывает глаза, берет за руку, мгновение следит за движущейся рукой. Это — не кома: мозг развивается, есть шансы! Когда мы отвезли ее в клинику им. Бурденко в Москву, нам сказали: «Такого быть не может: в документах написано одно, а по состоянию — это другой ребенок!» Но время упущено: ни в Украине, ни в России уже никто ничего не может сделать. Ищем врачей за рубежом. Где девочка сейчас? Мы забрали ее в Крым. В этой семье много проблем, еще и папа ушел от мамы — ситуация, сами понимаете, какая… Мы купили им мебель, ищем врачей. И дальше будем поддерживать — они нам уже как родственники. Артем Семенов: «Главное — не что узнают, а что талант признали» Артем, вы — человек-загадка: то ли женщина, то ли мужчина — макияж, платья, фраки… Без этого на улицах узнают? Конечно (смеется. — Авт.). Но для меня главное не то, что люди стали узнавать, а то, что признали — талант, образ. И чем теперь, признанный, занимаетесь? С помощью канала готовлю полноценное концертное шоу. Еще будем снимать клип на одну из оперных арий в современной обработке — так, как я люблю. Говорят, едете в Москву на стажировку к некой оперной диве. Кто она? Это Любовь Юрьевна Казарновская — человек-легенда, пела в Метрополитен Опера, в Ла Скала. И теперь у меня есть возможность у нее поучиться! Как вы к ней попали? Канал договорился с Любовью Юрьевной, что она меня прослушает. Я приехал и сумел ее заинтересовать: для Казарновской важно популяризировать классическую музыку, и я хочу того же. А есть ли у вас музыкальное образование? Конечно. Я закончил музыкальную школу по классу фортепиано и криворожское музучилище как дирижер-хоровик. Вы эффектно смотритесь на экране. Не было мысли сняться в кино — обыграть «двузначный» образ, как в старом мюзикле «Виктор-Виктория», к примеру? Вы просто мысли читаете! (смеется. — Авт.). Я мечтаю об этом. Надеюсь, режиссеры, продюсеры заинтересуются идеей, и все получится… Валерий Юрченко: «В милиции не знают, что со мной делать» Валерий, что изменилось после шоу? Меня недавно спрашивали об этом, так я сказал, пусть дочка отвечает. Спрашиваю: «Доця, что изменилось?». Говорит: «Ну, у тебя грамота есть» (смеется. — Авт.). А работа? Тоже. Но главное — есть контракт с СТБ на создание и продюсирование моего шоу как пародиста, артиста эстрады. С милицией как обстоят дела? Решаются. Я по-прежнему работаю в милиции. Но есть нюансы: думают люди, куда меня переводить и что вообще со мной делать. Нужен ли им такой сотрудник… Нужен, конечно. Ведь вы — это позитивный имидж милиции. Один из немногих (смеется. — Авт.) Вы говорили о дочке. Как на ней отразилась ваша популярность? Она меня теперь видит реже. Но все понимает, поддерживает меня. А что друзья, одноклассники? Обычно ее из школы забирает бабушка. И буквально вчера я заехал: одноклассники узнали, что за ней пришел папа, и Соня выбежала с охапкой листиков — чтоб роздал автографы. И вот сегодня заезжал — говорит: «Папа нас подвезет!». И кто-то из одноклассников: «О, нас подвезет САМ Валерий Юрченко!». Это и приятно, и забавно. Чем еще занимаетесь, кроме того что готовите шоу? Благодаря «Україна має талант» я попал в Москву, на программу «Большая разница». Позвонили после первого-второго эфира, но тогда я не мог приехать. А по окончании проекта съездил, отснялся, и уже вышла в эфир передача, где я играл Николая Баскова, солиста группы «Лесоповал». Так это вы были? Не узнала! Лучший комплимент для пародиста! Скоро должна выйти программа, где я — Александр Рыбак. Надеюсь, что выйдет… Что так? Когда «Первый» канал узнал, что я подписал контракт с СТБ, позвонили: «Как же так, у нас были на тебя планы…». Но я думаю: СТБ меня открыли, сделали популярным — нужно быть благодарным. И еще один момент: продюсер, доставшийся мне с проекта, — капитан команды КВН «ЧП Минск» Дмитрий Танкович. Всегда хотел с ним работать. Еще недавно я ходил на концерты «ЧП Минск» и представить не мог, что буду общаться с этим человеком, что он будет мне помогать. В начале проекта вы сказали: «Можно выиграть миллион, но не запомниться людям. А можно не выиграть, но запомниться, сделать программу и заработать этот миллион». Вы запомнились однозначно. Как успехи на «пути к миллиону»? Пока все складывается нормально! (смеется. — Авт.). Анна Давыдова «Газета по-киевски» Язык оригинала