Участник талант-шоу справился с тяжелой травмой и пришел на кастинг

Україна має талант Діти

Врачи говорили, что после тяжелейшей
травмы акробат Олег Шевченко уже никогда не сможет вернуться на сцену.
Однако атлету это удалось. Причем выступление акробатического дуэта
стало одним из самых ярких на шоу телеканала СТБ «Україна має
талант!».

«Это фантастика!» – восторженно прокомментировала
ведущая Оксана Марченко выступление на шоу «Україна має талант!-3»
акробатов – 29-летнего Алексея Мищенко и 27-летнего Олега Шевченко. Их
номер, состоящий из сложнейших трюков, был одним из самых ярких на
отборочном туре конкурса, который прошел в Донецке. Поражает то, что
Олег вернулся к выступлениям после травмы, сделавшей его инвалидом III
группы. Два года назад парень упал с 12-метровой высоты на бетонный пол
и сломал обе ноги, причем кости правой были полностью раздроблены. На
нее пришлось поставить аппарат Илизарова. Казавшиеся бесконечными шесть
месяцев Олег провел в инвалидной коляске, затем заново учился ходить.
Правая нога до сих пор до конца не восстановилась. Тем не менее атлет
уже год на сцене. А номер Олег поставил еще более зрелищный, чем до
травмы.

«Скорую» пришлось ждать целый
час»

«Как вы получили такую страшную травму?»,
– обращаюсь к Олегу Шевченко.

Дело в том, что раньше я работал в фирме,
занимающейся установкой пластиковых окон. Когда знакомые решили
поменять у себя в доме такие окна, я взялся помочь. Поднялся на крышу
и, провалив ее, рухнул с высоты 12 метров внутрь здания на бетонный
пол.

Я много лет занимался спортивной гимнастикой,
поэтому падал профессионально – слегка отклонив туловище назад и согнув
ноги. Это несколько ослабило удар, но все равно последствия оказались
очень тяжелыми. Сознание, впрочем, не потерял, оценивал ситуацию
адекватно. До этого я уже получал переломы и сразу понял, что обе ноги
сломаны. Левая была в гораздо лучшем состоянии, а кость правой
полностью раздроблена. Она настолько сильно распухла от внутреннего
кровоизлияния, что, казалось, вот-вот лопнет ботинок. «Скорую» ждали
около часа, мы даже чай успели выпить.

«Я в это время места себе не находила от
переживаний,
– вступает в разговор жена Олега
Мария
. – Ведь муж в условленное время не вернулся. Настала
ночь – вестей от него никаких, мобильный отключен. Потом он объяснил:
не сообщал о случившемся, чтобы я спокойно спала. Но разве тут уснешь!
Позвонил только около трех ночи, сообщил, что у него все в
порядке…»

На правую ногу Олега врачи поставили аппарат
Илизарова, левую стянули болтами, одели гипс и усадили в инвалидное
кресло. Несчастье с акробатом случилось под Новый год, и праздники он
провел в больнице.

«Особая благодарность моему доктору Александру
Гуриенко за то, что нашел верный психологический ход, – сказал: «В
кресле проведешь месяц-два, а там посмотрим»,
– продолжает Олег.
– Если бы мне сразу сообщили, что целых полгода не буду ходить, это
был бы страшный удар».

«Рентген-кабинет, где Олегу делали снимки,
находится на втором этаже, и я носил напарника туда на руках
, –
говорит партнер Шевченко по номеру Алексей Мищенко.
– Мы с ним закадычные друзья еще с детских лет. А познакомились в
гимнастическом зале, занимались у тренера Владимира Лехова».

«Я несказанно благодарен Алексею, всем моим
друзьям и знакомым за помощь,
– говорит Олег. – Ребята собрали
деньги, которые пошли на оплату лечения».

На какие средства жила ваша
семья?

Жена работала лаборантом и получала всего 460
гривен. Мне пришлось оформить инвалидность. Пенсия составляла 2000
гривен. Помочь деньгами и продуктами старалась моя мама. Но доходы у
нее скромные – она работает преподавателем музыки. Также поддерживала и
теща, с которой мы живем. Но главным моим помощником, конечно же, была
жена. У нас растет сын, так что стимулы как можно быстрее вернуться на
сцену, начать зарабатывать у меня были мощными. Кстати, я ни минуты
тогда не сомневался, что вновь буду выступать, поэтому не прекращал
тренировок.

«Я усаживалась на швабру, муж брал ее руками и
выжимал,
– вспоминает с улыбкой Мария. – Так я служила ему в
качестве спортивного снаряда. Он еще и большущими гантелями упражнялся.
А когда врачи разрешили стать на костыли, я помогала ему учиться
ходить».

18s22 akrobat2На фото: Поддержка жены Марии помогла Олегу пережить
полгода в инвалидном кресле и вновь научиться ходить

«Идею номера придумали, глядя на
памятник атлантам»

«Аппарат Илизарова сняли с правой ноги через
семь месяцев после травмы,
– говорит атлет. – Чтобы ее
разработать, упорно трудился месяца два. Но правая нога до сих пор
полностью не восстановилась. Проблема в том, что в голеностопном
суставе нет синовиальной жидкости, это вызывает боль, поэтому через
каждые два-три месяца мне вводят особое вещество – протектор. Мой
сустав можно сравнить с деформированным шарниром. Когда вводят
протектор, боли гораздо меньше. Надеюсь, что лет через пять лечение
позволит мне полностью восстановиться. А пока я хромаю».

После выполнения акробатических трюков
боль особенно сильная?

Когда ты на сцене, организм выбрасывает в кровь
адреналин, и я чувствую себя отлично. После выступления может
возникнуть боль, но она такая же, как после похода в соседний магазин.
Знаете, я так привык к болевым ощущениям и легкой хромоте, что уже
почти не замечаю этого.

«Сын с детства отличался волевым
характером,
– говорит мама Олега Мария Павловна. – Мне не
приходилось его поучать, бранить за шалости – он воспринимал все как
взрослый, рассудительный человек. Вскоре после того, как сын начал
посещать гимнастическую секцию, врачи обнаружили у него болезнь почек,
сказали, что спорт нужно оставить. Я записала Олега в кружок игры на
гитаре, но через год он вернулся в спортзал и со временем, видимо,
перерос недуг. По крайней мере, болезнь больше его не
беспокоит.

Я верила, что он вернется к нормальной жизни
после перелома обеих ног. Так и произошло. Очень горжусь своим
сыном».

«Но я до сих пор не бегаю, не прыгаю, нагрузку
свыше той, которая необходима для исполнения номеров, на ноги не
даю,
– говорит Олег. – Мне повезло, что мой напарник Алексей
выше меня. В нашем дуэте он «нижний», а значит, больше трудятся его
ноги, а не мои.

Травма заставила внести коррективы в номер.
Например, мы убрали трюк, когда Алексей держит меня за ноги, а я
выпрямляюсь в воздухе параллельно сцене. Зато внесли несколько других
очень сложных и зрелищных трюков».

Несколько лет назад Олег закончил мореходку. Но,
начав ходить в рейсы, понял, что это не для него – сутками находиться в
«железной коробке», ночевать в каюте размерами четыре на четыре
метра…

«Когда я был в своем последнем рейсе, Алексей
задумал поставить акробатический номер и выступать с ним на дискотеках,
ночных клубах, кафе,
– продолжает Олег. – Одесса – курортный
город, и спрос на артистов высокий. Я вернулся с моря, и мы с головой
ушли в творчество. Изначально ставили цель: наши выступления должны
вызывать у зрителей восторг и удивление. Думаю, это удалось. На сцене
демонстрируем, на что способно тело человека. Вначале мы пошили
сценические костюмы в древнеегипетском стиле, но они стесняли движения,
нашитые на них камни давили, царапали кожу. Сейчас выступаем с голым
торсом. В Одессе есть памятник атлантам – глядя на него, придумали идею
нашего нынешнего номера: атланты оживают, демонстрируют чудеса силы и
вновь превращаются в камень.

Тут нужно сказать, что многие акробаты едут в
Киев в цирковое училище, где им за год преподаватели ставят номер, и
ребята отправляются за рубеж выступать в шоу-программах. Из
заработанных гонораров платят своим учителям.

Мы же делали все самостоятельно. Правда,
времени потратили в три раза больше, чем другие, зато номер получился
оригинальным, в нем нет шаблонности. Часть трюков тоже придумали
сами».

Все трое членов жюри сказали вашему дуэту
«да»…

Мы очень хотим попасть в число 50 полуфиналистов.
Удалось ли это нам, зрители увидят из следующих эфиров талант-шоу.

Игорь Осипчук