PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InRhbGFudC5zdGIudWEiIHNyYz0iLy9wbGF5ZXIudmVydGFtZWRpYS5jb20vb3V0c3RyZWFtLXVuaXQvMi4wMS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC5taW4uanMiPjwvc2NyaXB0Pg==

«Самый опасный момент я пережил на стене 9-этажного дома, когда не смог дотянуться до края крыши», – человек-паук Сергей Девляшов

Україна має талант Діти

В прямом эфире шоу
телеканала СТБ «Україна має талант!-4» 20-летний Сергей Девляшов без страховки
взобрался по стене на здание съемочного павильона (высота четырехэтажного
дома).
Оказавшись на крыше, пошел по парапету, исполнив сальто — прыжок через
голову вперед. По узенькой железной балке перебрался на козловой кран, который
затем начал ехать по рельсам. Сергей пошел по нему, сделав в центре гигантской
машины остановку, чтобы повисеть на одной руке. Трехметровую пропасть между
краном и соседним зданием парень перепрыгнул, выполнив в полете сальто! После
этого было еще несколько впечатляющих трюков, в том числе прыжок с
шестиметровой высоты с кувырком через голову.

девляшов-факты-середина

Во время исполнения
номера Сергей завис на одной руке на движущемся козловом кране!

«Поставить номер мне помогли лучшие
каскадеры Украины,
 — рассказал 20-летний Сергей Девляшов из
Тюмени. — Но все трюки придумал я
сам. Режиссер предложил простенький вариант: я поднимаюсь по стенке на
съемочный павильон, прохожу по крыше и через окно попадаю на сцену. «Могу
гораздо больше», — ответил я. Мне предоставили свободу творчества. Начал с
того, что сфотографировал все сооружения, которые можно было бы использовать
для номера. Переписал снимки в компьютер и засел за прокладывание маршрута.
Творческая группа согласилась со всем, что придумал, кроме одного трюка: я
хотел прыгнуть с крыши, в полете ухватиться за свисающую веревку и упереться
ногами в стену. Однако опытный каскадер отговорил — слишком велика
опасность вывихнуть плечо. Приступив к репетициям, я начинал работать в восемь
утра и заканчивал поздно вечером. Для этого понадобилось много камер.
Вернувшись в тренировочный лагерь участников шоу в курортный поселок Пуща-
Водица под Киевом, принимал успокоительное, чтобы сразу заснуть. Делал это по
совету врача, ведь сон имеет ключевое значение для полноценного отдыха.

Подготовка большого
количества сложных элементов отняла так много времени, что на репетициях я ни
разу не успел исполнил номер целиком — впервые сделал это только в прямом
эфире. Так же получилось с сальто на парапете крыши. Во время тренировок успел
отработать его только на узенькой дощечке, пристегнувшись к страховочной лонже.
Боялся, что в прямом эфире сальто у меня не получится, но, слава Богу, все
прошло как по писаному. Для того чтобы руки не скользили по трубе, по которой я
взбирался на здание, ладони обработал особым порошком — магнезией. На мне
была специально подобранная одежда, не стеснявшая движений, — просторные
футболка и спортивные штаны
».

В феврале на
отборочном туре талант-шоу вы сломали ногу…

Я тогда показал на арене номер, насыщенный сложными трюками.
Исполняя финальный элемент, неудачно приземлился — не на спортивный мат, а
на жесткий пол. Сразу не почувствовал, что получил травму. Поговорил с ведущей
Оксаной Марченко и членами жюри. Только в раздевалке заподозрил неладное —
в ноге появилась пульсирующая боль. Рентгеновский снимок показал, что в стопе
сломаны срезу три плюсневые кости. Врачи сказали, что они срастутся не раньше,
чем через три-пять недель. Через полмесяца пришел на повторный рентген, ведь
уже нужно было собираться в Киев на объявление решения судей о том, кто прошел
в полуфинал. К счастью, снимок показал, что уже начал образовываться костный
мозоль. Приехал на шоу в гипсе. Но не выходить же с ним на сцену. Снял. Тогда я
впервые после перелома осторожно ступал травмированной ногой. Как раз минуло
три недели лечения. Когда вернулся домой, написал на гипсовой повязке «Україна
має талант!» и поставил ее на полку.

Это правда, что
взбираться без страховки на стены зданий и мосты вас толкнула безответная
любовь?

Не совсем так, хотя вы недалеки от истины. Действительно, я влюбился, а моя
избранница не обращала на меня внимания. Из-за этого затосковал. Как раз тогда
оставил скалолазание, которому посвятил почти десять лет. Так что нечем было
отвлечься от грустных мыслей. Помогли друзья — предложили попробовать себя
в паркуре (искусство преодоления препятствий), уличной акробатике и родственном
им еще одном неформальном виде спорта фригане. Кстати, я получил
третий взрослый разряд по акробатике, хотя занимался в спортивной секции всего
несколько месяцев. Просто у меня все сразу получалось.

Так вот, начав тренироваться с друзьями, понял, что
исполнение головокружительных трюков — это отличное средство от депрессии.
Тогда же начал подниматься по стенкам на многоэтажки. Скалолазание дало мне
чувство уверенности в себе и научило грамотно оценивать, под силу ли то или
иное препятствие.

Видеозаписи моих восхождений появились благодаря друзьям,
решившим снять ролик на память о лете. Хотелось, чтобы фильм был каким-то особенным.
Я предложил запечатлеть подъем на 16-этажный дом. Проект мы назвали «Мои
покорения». Я не сомневался в успехе. Ведь по стене здания до верхнего этажа
проходит газовая труба. По ней и поднимался. Страха не чувствовал. Думал только
о том, какое движение выполнить в следующее мгновение. Кстати, я совершил
несколько подъемов на это здание. В первый раз трижды отдыхал, ныряя в щель
между стеной и трубой. Поэтому руки совершенно не устали. В следующие разы
двигался без остановок. Сложности возникали на самом верху. Дело в том, что от
того места, где заканчивается труба, до крыши еще несколько метров. Поэтому
ребята сбрасывали мне сверху веревку, и последний участок я преодолевал по ней.

Что предприняли бы,
если бы вам понадобилась помощь?

Я всегда продумываю, что буду делать на маршруте. В случае с
16-этажкой мог бы просто съехать потихоньку по трубе или остановиться
отдохнуть. На других домах мог уйти на балкон.

Вы попадали в
критические ситуации во время подобных восхождений?

Самый опасный момент я пережил на стене девятиэтажного дома.
Она украшена мозаикой из кирпичей. По ним я и взбирался. Когда стал в полный
рост на самых верхних кирпичах и поднял руку, оказалось, что до края крыши
дотянуться не удается. Нужно было либо спускаться вниз, либо подпрыгнуть и
ухватиться за край крыши. Оба варианта рискованные. Подпрыгнуть следовало
сантиметров на 15 — 20. Казалось бы, немного, но на большой высоте
решиться на это нелегко. Усилием воли задавил в себе страх, заставил трезво
проанализировать ситуацию. Правда, времени на раздумья было мало — руки
порядком устали. Что представляет из себя край крыши, не знал. Если бы он
оказался ненадежным, оторвался бы вместе со мной. Но все же решил прыгать, ведь
вряд ли сумел бы спуститься на землю по кирпичам. Важно было подпрыгнуть так,
чтобы меня не отбросило назад. Поэтому одной ногой уперся в стенку,
другой — в кирпич, и оттолкнулся. Крепко ухватился за карниз, подтянулся и
оказался на крыше.

Как жильцы реагируют
на то, что вы карабкаетесь по стенам их домов?

Нас, как правило, никто не видит — хожу по стенам на
рассвете, в четыре-пять часов утра, да еще в выходные, когда и машин почти нет.
Поэтому меня не задерживает полиция, как это постоянно происходит со всемирно
знаменитым французом Аленом Роббером. По-моему, он специально привлекает к себе
внимание ради рекламы и заработков. Я же хожу по стенкам ради удовольствия и
душевного подъема, который переживаешь, когда цель достигнута. Я всегда
рассказываю маме о своих достижениях, но не до, а после очередного восхождения.

На моем счету не только многоэтажки, но и несколько мостов.
Видео этих восхождений пользуется большим успехом — в интернете их
посмотрели уже более полумиллиона человек. Теперь мы с друзьями попытаемся
снять новый фильм — игровой. Скорее всего, это будет художественная
короткометражка.

Какое из известных в
мире зданий вы хотели бы покорить?

Ни одно из них не привлекает. Конечно, Эйфелева башня,
Биг-Бен — шедевры, но в лазании по ним особого интереса, кроме престижности,
нет. Как правило, здания, в которых я нахожу для себя какую-нибудь изюминку,
широкой публике неизвестны. 

Почему вы оставили
занятия скалолазанием?

Из-за артрита пальцев рук. Я ведь занимался скалолазанием с
восьми лет — бабушка привела в клуб, заметив, как меня тянет взбираться на
высокие деревья и крыши гаражей. Я выработал собственную технику подъема по
стенкам, в основном используя силу рук. При этом огромная нагрузка приходилась
как раз на пальцы. Тренер меня ругал, мол, нужно больше нагружать ноги. Но я, к
сожалению, его не очень-то слушал… Вот в пальцах и развился артрит.

Сейчас учусь в вузе на спортивного тренера. Хочу
работать в кино постановщиком и исполнителем трюков.

Верите ли вы в
приметы?

Не отличаюсь суеверием. Впрочем, я поднимаюсь на
многоэтажные здания и мосты в одних и тех же «счастливых» кроссовках. Костюмеры
талант-шоу выдали мне другие. Теперь и эта пара стала для меня счастливой.

Игорь ОСИПЧУК